Title:

Skrytnyi stikh


First Line:

Ne osennii list pad'mia-paiuet…


Author:

Nikolai Alekseevich Kliuev


Composition Date:

1914


Source of First Publication:

Neuviadaemyi tsvet: pesennik


First Publication Publisher:

Izdatel'stvo kruzhka "Pokhvala narodnoi pesne i muzyke"


First Publication Year:

1920


По крещеному Белому Царству
Пролегла великая дорога,
Протекла крововая пучина—
Есть проход лихому человеку,
Что ль проезд ночному душегубу.

Не осенний лист падьмя-паюет,
Не березовый наземь валится,
Не костер в бору по моховищам
Стелет саваном дымы-пажегу,—
На Олон реку, на Секир гору
Соходилася нища братия.
Как Верижники с Палеострова,
Возгорельщики с Красной Якремы,
Солодяжники с речки Андомы,
Крестоперстники с Нижней Кудамы,
Толоконники с Ершеедами,
Бегуны-люди с Водохлебами,
Всяка сборица-Богомольщина.
Становилася нища братия
На велик камень, со которого
Бел плитняк плитят на могилища,
Опосля на нем—внукам памятку—
Пишут теслами год родительский,
Чертят прозвище и изочину,
На суклин щербят кость Адамову.

Не косач в силке ломит шибанки,
Черный пух роня, кровью капая,
Не язвец в норе на полесника
Смертным голосом кличет Ангела, –
Что ль звериного добра пестуна, –
Братья-старища свиховалися,
О будыжину лбами стукнули,—
Уху Спасову вестку подали:
«Ты, Пречистый Спас, Саваофов Сын,—
Не поставь во грех воздыхания:
Али мы Тебе не служители,
Нищей лепоты не рачители,
Не плакиды мы, не радельщики,
За крещеный мир не молельщики,
Что нашло на нас время тесное,
Негде нищему куса вымолить,
Малу луковку во отишье с'есть?—
Во посад идти,--там Железный Змий,
Ко синю морю,—в море Чудище!

Железняк летит, как гора валит,
Юдо водное Змию побратень:
У них зрак—огонь, вздохи—торопы,
Зуб—литой чугун, печень медная—
Запропасть от них Божью страннику,
Хверю, птичине на убой пойти,
Умной рыбице в глубину спляснуть!»

Покуль старища Спасу плакались,
На кажину тварь легота нашла:
Скокнул заюшка из-под кустышка,
Вышел журушка из болотины,
Выдра с омута наземь вылезла,
Лещ по заводи пузыри пустил,
Уль на маковке крест затеплила,
Как на озере Пододонница,
Зелень кос чеша, кребень выронит,
И пойдет стозвон по зажоринам,
Через гатища до матерых луд,
Где судьба ему в прах рассыпаться,
Засинеть на дне ярым жемчугом,--
Так молельщикам Глас почуялся:
«Погублю Ум Зла Я Умом Любви,
Положу препон силе Змиевой,
Проращу в аду рощи тихие,
По земле пущу воды сладкие:--
Чтобы демоны с человеяества
Перстнем истины обручилися,
За одним столом предомляли б хлеб
И с одних древес плод вкушали бы!»

Старцы Голосу поклонилися,
Обоюдный труд взяли в розмысел:
Отшатиться им на крещену Русь,—
По лугам идти—муравы не мять
Во леса ступить—зверю мир нести,
Не держать огня, труда с плоткою,
Что ль того ножа подорожного

Когда Гремь гремит, Тороп с Вихорем
В грозовом бою ломят палицы
Норовят сконать Птицу-Фиюса,
Вьюжный пух с нее снегом выперхать,
Кровь заре отдать, гребень – сполоху,
А посмертный грай волку серому, –
Втымеж пахарю тайн не сказывать.
Им тогда вести речи вещие,
Когда солнышко засутемится,
И черница-темь сядет с пяльцами
Под оконце шить златны воздухи,—
Чтоб в простых словах бранный гром гремел,
В малых присловьях буря чуялась,
В послесловии ж клекот коршуна,
Как душа в груди, ясно слышался,—
Чтоб позналася мочь несусветная,
Задолело бы гору в пястку взять,
Сокрушить ее, как соломинку.

1914
“  I crumple the map in my hands…  ”

–  Bogorodskii