Title:

Muzhiki (Excerpts)


First Line:

Kak u deda u Nefeda…


Author:

Dem'ian Bednyi


Source of First Publication:

Muzhiki. Povest'


First Publication Publisher:

Gos-izdat


First Publication Year:

1919


Повесть.
I.

Как у деда у Нефеда
Развеселый пир—беседа.
Но не с пива, не с вина
Бабка Фроловна пьяна,
Ходит легче молодицы:
"Сын приехал из столицы!
Уезжал совсем мальцом,
А вернулся молодцом;
Стало быть, живет — не тужит,
На заводе где-то служит,
Коль берег себя, не пил,
То-то денег прикопил!"
Мать Петрухою гордится,
На сынка не наглядится,
А у сына для гостей
Ворох питерских вестей.
Мужикам те вести внове.
Откровенье - в каждом слове.
— "Питер, значит, не тае?"
— "Про довольное житье
Всех фабричных, значит, враки?"
— "Голодают как собаки?"
— "А ведь царь недалеко.
Бить челом ему легко:
Мы-де, бедные людишки,
Жены наши и детишки,
Обездолены вконец.

……

II.

Как прорвало тут Петруху,
На царя понес поруху!
— "Раскусили мы царя
В день девятый января.
Шли к нему мы с челобитьем,
А ушли — с кровопролитьем:
Царь-отец перед дворцом
Угостил народ свинцом.

……

Царь со страху дал нам Думу.
Только Дума — ерунда:
Понасадят бар туда,
Проведут нас так, что любо,
И начнут давить сугубо.
Дума первая — сплыла:
Не покладиста была.
То же — с Думою повторной.

……

Да деревня подвела:
Где - ворчала, где - молчала...
А ведь как пошло сначала:
Забастовок крупных две,
Да восстание в Москве,
Бунт громаднейший во флоте...

……

III.

Доскажу вам до конца:
Рад я видеть мать, отца,
Дом родной, родное поле, —
Не по доброй все же воле
Я вернулся в дом родной:
Следопыты шли за мной;
Не пустись я на уловки,
Не уйти бы от веревки.
Дома малость посижу,
Ну, а дальше... погляжу.

……

IX.

Пётра бате сено косит,
У попа газетку просит;
"Вестник" Петра стал читать,
Да на ус себе мотать.
— "Чтой-то в Питере творится!
Больно "Вестник" уж ярится:
"Время сбить рабочим прыть:
Надо "Правду" их закрыть". —
Петр письмо составил срочно.
Адресочек вывел точно:
"Питер. Правда". — Чай, дойдет? —
Три рубля в конверт кладет.
С нетерпеньем ждет ответа.
Месяц ждал. Пришла газета.
Раз пришла, а больше — нет.

….

X.

Ходит Петра веселей.
Стала жизнь ему милей,
"Правда" душу воскресила:
— "Крепнет снова наша сила!
Пролетарий городской,
Люд фабрично-заводской,
Вот они, богатыри-то!
Снова в бой идут открыто.
Женка, что я те скажу:
Зря в деревне я сижу!"
Женка взвыла: "Знамо дело,
Что со мною надоело.
Вспомнил, верно, прежних краль?
Уходи, проклятый враль!"

….

XI.

Груша хлопала глазами,
Заливалася слезами
И стояла на своем:
— "Никуда мы не уйдем!
Блажь тобою овладела.
Жили ж как-то мы с надела,
Дальше тоже проживем.
Как же нам уйти вдвоем?

….

Год — другой шли нелады
До... негаданной беды,
До негаданной — нежданной.
Что над Русью бесталанной
Разразилась, точно гром.

….

XII.

Левой, правой! Левой, правой!
Генерал Самсонов бравый
Войско царское ведет,
Уж он немцам накладет.
Шла несчастная пехота
Чрез Мазурские болота,
Шла без плану, наугад,
Не вернулася назад.

….

— "Мы дралися со врагом!"
Царь с царицей православной,
Получив из ставки главной
Донесенье-бюллетень:
"Неудачный, дескать, день", —
Фронт утешили депешей:
Силы конной-де и пешей
На Руси — не занимать.
Надо снова нажимать!

XIII.

Много наших в плен попало,
Да назад вернулось мало,
Выпив горюшка втройне
В чужедальней стороне.
Про великие их муки
В годы горестной разлуки
С Русью рабской, но родной,
С дряхлой матерью, с женой,
С неразумной детворою,
С братом, с любящей сестрою,
С другом сердца своего
Не скажу я ничего.

….

XIV.

Петр Костров в плену томится.
Кто над пленным не глумится?

….

На Руси-де люди мрут
От разрухи, голодухи,
И уже, мол, ходят слухи,
Что российский властелин
Шлет послов своих в Берлин:
Чтоб спасти свою корону
Просит, дескать, царь пардону.
Дальше — больше. Сразу — бух:
Объявился новый слух: -
На Руси царя уж нету.
Власть вручили комитету
Из каких-то там господ.
Господа-де — "за народ":
Подновив его оковы,
Продолжать войну готовы
Против немца-подлеца
До победного конца.

XV.

….

О России слух на слухе:
В общей, дескать, заварухе
Взяли верх большевики, —
К ним примкнули все полки.
Русский фронт, что паутина, —
Едет Кюльман из Берлина,
Троцкий выехал навстречь,
Чтоб вести о мире речь;
Месяц — два толкуют в Бресте,
Дело — все на том же месте;
Мир, война ли - не понять;
Немцев речью не пронять,
Благо, Русь без обороны, —
Снова прусские бароны
Войско двинули вперед, —
Кто что хочет, то берет.
Хлеб увозят и скотину,
Грабят Псков и Украину,
Эстов, финнов, латышей...
Привалило барышей!

XVI.

Петр Костров в плену томится,
Всей душой домой стремится,
Почернел и спал с лица.
А неволе нет конца.

….

Те ль, кто, правя Русью ране,
Парил нас в кровавой бане,
Или те, что в этот час
Кровь, быть может, льют за нас?

….

XVII.

Без указу, без приказу
Заварилась каша сразу:
Закричали немцы — гох!
Шум... пальба... переполох...
Без царей — Берлин и Вена !
Наши хлынули из плена:
— "Революция, ха-ха,
Право, штука не плоха!"

….

XVIII.

Пленных грусть взяла сначала,
Как их родина встречала.
Даже добрая Москва
Накормила их едва.
Тем кормила, что имела, —
Приютила и одела,
Дав иному сапоги
С барской, видимо, ноги,
А другому так, обноски...
Всем — табак и папироски,
Денег малость на завод.
Бедный мы теперь народ!

….

XX.

Петр в Москве не засиделся,
Ко всему он пригляделся
И усвоил дело вмиг.
Прихватив газет и книг,
Петр Костров в деревню едет,
Всю дорогу ею бредит:
"Не узнать, поди, ее!
Вот когда пошло житье!"

….

"Откровение" прочти;
Сходство полное почти.
Комиссар у нас-то выкрест.
Говорят, пришел Антихрист".
— "Где?" — "В Москве. Отец Кирилл,
Поп наш, людям говорил,
Что легко узнать по знакам"…
"Верь поповским всяким вракам.
Был у нас отец такой..."

….

XXV.

Власть советская...Подите,
У соседей поглядите.
Разве Муромский уезд
Так, как мы, и пьет и ест?
Как в раю, живут там ныне,
Комиссаров нет в помине,
Разогнали всех к чертям!
По проторенным путям
Покатилась жизнь там снова.


XXVI.

Мужики стоят. Обмякли.
"Шут их знает, кулаков...
Может, впрямь, нас, дураков,
Волей только сбили с толку".
— "Нынче вот купить иголку,
Так и той не сыщешь: нет!
Вот те, братец, и Совет!"
— "И опять же, взять к примеру:
Защищали все мы веру,
Мать-Расею и царя.
А теперь воюем зря.
Зря сдаем детей в солдаты".
— "Сами в этом виноваты:
Кто велит нам отдавать?"
— "Надо, братцы, бунтовать".
— "Мой-от сын удрал из части.

….

XXVII.

Стал тут Петр пред мужиками,
Пред своими земляками:
"Братцы, легче в землю лечь,
Нежли слышать вашу речь.
Братцы, дайте молвить слово.
То, что слышу я, не ново.
С виду — новые слова,
Да погудка не нова.
Стародавняя погудка
Мироедского желудка.
Кто туманит вам мозги?
….

“  I crumple the map in my hands…  ”

–  Bogorodskii